История одного побега: как появилась командорская популяция американской норки

В советское время на острове Беринга процветала норковая ферма. Мех зверьков экспортировали на запад, чтобы из него шили шубки для американских и европейских модниц. Наши дамы радовались цигейке, если повезет — ондатре. Норковые шубки, стоившие, как автомобиль, доставались лишь женам избранных. Мечтать о них смысла не было, только завидовать.

И пока граждане шушукались на кухнях о том, как несправедлива жизнь, в маленьких клетках на острове Беринга сидели норки. Вряд ли они знали, какая смерть их ждет, но уж точно чувствовали, что им под замком не место.

Image
Так выглядит заброшенный концлагерь для животных, из которого в 60-х годах прошлого века сбежали несколько норок. Фото автора

Естественная любовь к свободе или разгильдяйство надзирателей помогли сбежать нескольким зверькам (об этом можно снять мультфильм в стиле «Мадагаскара»). Так, в 60-х годах прошлого века они основали колонию и стали вторым наземным хищным видом на острове, не считая человека.

Природа распорядилась, что на командорской земле должен быть только один хищник — песец. Этого достаточно, чтобы сбалансировать местную экосистему. Но теперь американская норка конкурирует с песцом, а значит нужно больше рыбы и птицы, чтобы их прокормить.

Выдержит ли остров и его обитатели этого маленького, но опасного и ловкого хищника? Может ли норка повлиять на популяции диких птиц, для которых Командоры всегда были надежным убежищем?⠀

Ответить на эти вопросы предстоит экологам. Но для начала им придется подсчитать, сколько потомков норок, сбежавших со зверофермы 50 лет назад, обитает на острове Беринга.