На скалах

В начале апреля 2018 года мы в очередной раз, – в какой, уже и не сосчитать, – отправились на скалы. Массив находится на берегу реки Быстрая, в городке Жирнов Тацинского района Ростовской области. Приезжаешь сюда весной и видишь, как просыпается мир после зимней спячки. Приезжаешь осенью, и наблюдаешь, как умирает природа, прожившая короткую, но яркую жизнь длиною в лето.

Полузаброшенное здание водокачки на реке Быстрая

МЫ или мы? Вот в чём вопрос

Мы – это не «МЫ», российско-израильская инди-поп-группа, состоящая из двух человек. Мы – это большая компания энтузиастов туризма и скалолазания. Люди приходят и уходят, но основной состав команды остаётся.

Костяк наш крепок и душой, и телом. Душа зовёт на поиски приключений за город, прочь от цивилизации и шума большого города. А тело позволяет следовать зову и выходить из зоны комфорта.

Данила Дереза на маршруте «Первая любовь» сложности 5с

У каждого члена команды уровень физического развития и обладания скалолазными навыками различен. Если лазаю и прохожу маршруты с нижней страховкой лучше всех я, то наш идейный вдохновитель и лидер Николай Вишняков превосходит любого из компании в работе со снаряжением и мастерстве страховки – за его плечами 15-летний опыт в альпинизме и скалолазании.

Николай Вишняков на страховке

Кто-то из нас приезжает на скалы за спортивными достижениями и реализацией своих амбиций в этом виде спорта, ради активного отдыха, кто-то хочет получить острые ощущения, кто-то использует поездку для ухода от повседневности и рутины. Но всех объединяет любовь к природе и желание побыть с ней. Наедине. А с друзьями – вместе.

Единение нарушает лишь шум БелАЗов, курсирующих между щебёночным заводом и карьером, где добывают известняк для переработки. Территория Жирнова и прилегающие к нему окрестности сложены диатомитовым известняком – породой, представляющей собой остатки диатомовых водорослей, миллионы лет отлагавшихся на дне морей, покрывавших эти земли в прошлые геологические эпохи. Диатомитовый известняк добывается открытым способом в карьере около Жирнова и после переработки, в виде щебня, используется в дорожном строительстве.

Днём мы с друзьями лазаем на разных трассах, а вечером все вместе собираемся у костра – поём песни под гитару, шутим, разговариваем, вспоминаем прошедший день

Вот и я сейчас вспоминаю те дни…

Маша

Я стоял у палатки и надевал страховочную обвязку, когда Маша подошла ко мне и радостно произнесла: «Смотри, что у меня есть!». В руках она держала чёрную плёночную мыльницу Nikon . «Он уже заряжен!».

Маша Сорокина из Москвы. Прошлым летом мы поднимались с ней на Эльбрус. На скалы приехала вместе с Костей Пялиным и Васей Дергачевым, нашими общими друзьями.

Я был приятно удивлён и обрадован одновременно: «Вот это штука! Это что, у нас теперь будут настоящие плёночные фотографии?!».

Маша широко улыбалась и быстро кивала: «Да, да, да! Представляешь, до самой проявки не узнать, что ты там нафотографировал. У-у-у. Большая Та-а-айна!». Она рассмеялась и мы, продолжая разговор, поднялись по невысокому склону к подножию скал.

Костя

Первые выходные апреля. В Москве холодно. Наш друг Костя Пялин решил, что также будет и в Жирнове, поэтому не взял с собой ни одной футболки.

По приезде обнаружилось, что температура воздуха +22, солнце жарит, на небе – ни облачка. А у Кости самая тонкая вещь в рюкзаке – футболка с длинным рукавом от комплекта термобелья. С шерстью мериноса.

Позвонили Владу, который был ещё в Волгограде, с просьбой привезти любую футболку размера XXL. Под заданные параметры нашлась только одна – медицинская рубашка с коротким рукавом. Она и досталась Косте. С того момента рубашка стала его униформой, а он превратился в медбрата.

Медбрат диско-робот тянется к карабинам на поясе Данилы

Медбрат лезет трассу, медбрат страхует на маршруте, медбрат готовит ужин, медбрат фотографирует и т.д. Какой только деятельностью не занимался медбрат, только не своей «профильной». И хорошо, что так: все живы-здоровы, травмы отсутствуют, никого не надо спасать. Пусть так будет и впредь. Только так.    

Парни развлекаются

Мусор

Я пролез маршрут, вщёлкнул страховочную верёвку и уселся наверху скалы. Позади меня поля. Их покрывает ярко-зелёная трава. Синее небо над головой и воздух такой прозрачный, что видно на многие километры вокруг…

Идиллическую картину нарушает одно: полиэтиленовые пакеты всех цветов и размеров

Ветру их тащить не тяжело, он играет ими, как хочет, то поднимая в воздух, то катая по траве.

Недалеко от Жирнова находится огромная свалка (внимание!!!), расположенная в открытом поле, даже не в котловане. Тяжёлые вещи, ясное дело, остаются лежать, где лежали, и гнить. Хотя бы на месте – какой-то плюс. А вот бумага, полиэтилен и целлофан легки – ветер разносит их по всей округе.

Самое малое, что можно сделать – это весь мусор, оставшийся после вас на скалах, вывезти на эту свалку. Мы, так и делаем.

Зима уходит, приходит весна

Александр Попов закрепляет верхнюю страховку

Лезешь ты по скале, лезешь, и перед твоим лицом только камень, а потом взору открываются обширные, кажущиеся бесконечными и уходящие вдаль пространства.

Скала, будто зима – красивая, но долгая, трудная и холодная

Верх скалы всё ближе, ты стремишься туда, желая закончить начатый маршрут, довести дело до конца. Так зима неумолимо двигается к своему завершению. И вот последнее движение сделано, последний карабин вщёлкнут, страховочная верёвка продета в него, и я готов спуститься вниз, как весна готова вступить в свои права. Но прежде...

«Сфоткай, типа Тони Яниро»

Я взглянул вниз: красная верёвка тянется сквозь карабины оттяжек, через страховочное устройство, в руки к Николаю. Он страхует меня и, подняв голову и щурясь от слепящего солнца, внимательно следит за моими движениями, готовый меня спускать. Сейчас, сейчас. Я спущусь, но прежде надо сделать фото. В моей голове окончательно созрела идея того, как оно должна выглядеть.

– Маша, поднимись к скале, пожалуйста! Щёлкни меня!

– Даня, сейчас!

Пару мгновений и Маша стоит рядом с Николаем, держа Nikon наготове:

– Ну, что ты хочешь?

– Сфоткай, типа Тони Яниро!

У Тони Яниро (один из пионеров свободного лазания в Америке в 70-90 годы прошлого столетия) есть фото, где он «идёт» маршрут Atlantis. Светло-синяя верёвка, продетая сквозь карабины, вьётся от страховочного пояса Яниро вниз по скале, к страхующему и одновременно фотографирующему его человеку. Фотография разделена надвое скалолазом – слева скала, справа небо, а посередине Тони в джинсах и бордовой футболке. Небо у края фотографии синее, но чем ближе к скале, тем светлее оно становится, пока не переходит в белый цвет – это солнце вот-вот выглянет из-за верха гранитной стены. Объясняю всё это Маше.

Тони Яниро на маршруте Atlantis

– Поняла! А то, что ты сидишь на скальной полке в конце маршрута, а не лезешь его, это ничего?

– Не хочу полного копирования, надо же добавлять что-то своё!

– Хорошо! Ты готов? Снимаю!

Смотрю на Машу. На несколько секунд её лицо закрыто фотоаппаратом, два раза щёлкает затвор. Она убирает фотоаппарат от лица, смотрит на меня, улыбается и кричит: «Всё!».

Данила Дереза позирует для фотографии

–  Хорошо! Спасибо!

Проверяю ещё раз всю страховочную систему и, готовый оказаться на земле, даю команду Николаю: «Спуск!».

Вася-Мага

Обедаем. Внезапно Костя начинает хохотать. Отсмеявшись, он обращается к Васе с кавказским акцентом: «Э-эй, Мага!». Все непонимающе смотрят на Костю: Какой Вася Мага, если он Вася?

«Сейчас вы поймёте, почему я его так называю! Вася, давай историю!». Вася улыбается и начинает рассказ.

Вася-Мага на страховке

Вася Дергачев из Волгограда, но учится в Москве, в МГТУ им. Н. Э. Баумана. Он, когда не бреется, похож на чеченца или дагестанца. В учебной группе Васи есть Магомед. Первый курс, первая пара по английскому языку. Все на месте, кроме нескольких человек и Магомеда. Преподавательница перечисляет студентов по списку, знакомясь с каждым.

Доходит очередь до Магомеда. Преподавательница поднимает глаза от журнала и смотрит на небритого и ничего не подозревающего Васю: «А вы, наверное, Мага?».

Вася, еле сдерживая смех, выдавливает: «Да нет, я – Вася».

Аудитория расхохоталась. Преподавательница, потупив взгляд, закраснелась и заулыбалась, а потом не сдержалась и тоже рассмеялась своей ошибке, вызвавшей бурю веселья и разрядившей обстановку. Так и прилепилось к Васе второе имя – Мага. Умственные и физические возможности удвоились, ведь в одном теле теперь не один, а целых два человека.

Мистер Клейкий

С Мишей мы одноклассники. Он носит бороду, хорошо готовит, знает всё о коктейлях в баре, на досуге занимается писательством, может рассказать о любой компьютерной игре мира и, конечно же, не забывает тренироваться, поддерживая себя в хорошей физической форме. Но важнее всего для нашего рассказа, фамилия моего друга – Клецкий.

Шеф-повар Михаил готовит обед

На скалах он второй раз – впервые ездил прошлой осенью. И вот за пару недель до скал, Николай пишет мне узнать, едет Миша или нет. Пишет в ВК, прибавляя фамилию. Включённый T9 исправляет неправильно, по его мнению, написанное слово «Клецкий» на «Клейкий». Был Михаил Клецкий, а стал Мистер Клейкий. Мистер добавили уже мы, для законченности образа.

Коренастый бородач, перстни, цепочка на шее. Ни дать ни взять – сыщик Скотленд- Ярда или приспешник доктора Мориарти. Грань между добром и злом, как и между любовью и ненавистью, тонка. Если наденет с твидовым костюмом котелок, то будет вылитый англичанин. А лондонский мужчина может быть только мистером.

Закат

Маршрут Тапир не сложный – всего 5b по французской шкале оценки скальных трасс, но красивый. Мы пришли к нему, когда апрельский день подходил к своему концу. Где-то вдалеке, за щебёночным заводом, садилось солнце.

Снизу не разглядеть, но, если подняться по маршруту, успеешь увидеть последние солнечные лучи... Нельзя было терять ни минуты

Снизу не разглядеть, но, если подняться по маршруту, успеешь увидеть последние солнечные лучи выходного дня. Нельзя было терять ни минуты. Надев скальные туфли и застегнув каску, я привязал верёвку к своей страховочной системе, проверил оттяжки и карабины на поясе, замагнезил руки и устремился вверх – туда, откуда виден догорающий закат.

Коротенький сложный участок в середине трассы преодолён, и вот я влезаю на полку, встаю в полный рост и оказываюсь в углублении, похожем на келью, неглубокую пещеру или балкон средневекового замка. Смотрю в углубление и понимаю, что здесь слишком светло – светлее, чем внизу. Стенки окрашены тусклым, бледно-жёлтым и розоватым светом.

«Это Солнце! Я нашёл его! Догнал! Успел встретиться с ним, перед тем, как оно уснёт. Ведь и Солнцу надо отдыхать. Миллионы лет каждый день освещать нашу Землю, давая возможность жизни – это вам не в офисе сидеть». Я повернулся на 180 градусов, и в глаза ударили лучи. Ещё не греющие, но такие мягкие.

Я сел на полку и свесил ноги вниз. Точно в замке нахожусь: высокая каменная стена, а под ней крепостной ров – река Быстрая. На противоположном берегу расположился город с пастбищами и засеянными полями – Жирнов.

Я смотрел на железнодорожный мост, деревья, отражающиеся в зеркальной глади реки, закатное солнце. И тут меня, как молния, поразила мысль о том, зачем мне скалолазание. Преодоление себя через восхождение по трудным участкам скалы – это важно. Но есть кое-что важнее – возможность увидеть красоту, недоступную многим, и поделиться ей с другим человеком.

Я опёрся руками о полку и посмотрел вниз. Всё это время рядом с Николаем, который меня страховал, стояла Маша. Она разговаривала с ним и смотрела, как я лезу вверх.

Ты обязательно должна подняться сюда, чтобы посидеть на балконе, посмотреть на закат и почувствовать, как ты сливаешься с бесконечностью, и время останавливается на мгновение 

«Маша, здесь так красиво! Ты обязательно должна подняться сюда. Именно за тем, чтобы посидеть на балконе, посмотреть на закат и почувствовать, как ты сливаешься с бесконечностью, и время останавливается на мгновение. Это невозможно передать словами! Заканчиваю маршрут и спускаюсь, чтобы ты успела подняться, пока Солнце не зашло, и прочувствовать всё это!»

«Даня, хорошо! Я готова и фотик тоже! Жду!».

Я вскочил, прошёл остаток трассы и быстро спустился. Пару стандартных манипуляций и вот уже Маша идёт вверх по скале. Видно, как тень поднимается по известняковой стене снизу вверх – это Солнце заходит всё сильнее за край Земли. И Маша бежит вверх по скале в полоске света от надвигающейся снизу тьмы. Вскарабкалась на полку, уселась, успокаивая дыхание и ловя глазами виды, а телом ощущения.

Прильнула глазом к фотоаппарату и запечатлела этот момент навсегда.

Автор статьи: Данила Дереза. Фотографии (кроме первой): Мария Сорокина

Редактор: Ирина Волченко