Кристальная река, бесконечные сосны и ты

Кристальная река, бесконечные сосны и ты. Остальное — не важно.

Мы гребли веслом, плавно приводя нагруженный катамаран в движение. Под нами — кристально чистая Шуя, над нами — ясное небо, а вокруг — сосны, кажущиеся бесконечными благодаря отражению в реке. Температура воды и воздуха отличается незначительно: над поверхностью Шуи плавно поднимается пар, будто плывём мы в парном молоке. Где-то впереди шумит порог.

Твоя часть навсегда останется там. Между тлеющим костром, столетней сосной и шумящим порогом Люба Пушкарская

Такая картина представала передо мной семь летних дней. Было лишь несколько переменных: погода с солнечной могла резко смениться дождливой и пасмурной, мои любимые хвойные деревья к концу путешествия уступили лиственным, а шум воды мог смешаться с шумом работающего мотора — часть пути мы всё-таки проходили, бездельничая. Решились на такое путешествие спонтанно. Спасибо таргетированной рекламе, которая и правда попала чётко в цель: одним летним вечером в ленте я наткнулась на бюджетный по студенческим меркам трип на катамаранах в Карелии. Долго, как обычно, не думали.

Если вы слабо представляете, что такое катамаран, представьте себе банан. Не фрукт, а его надувную версию: на черноморском побережье загорелые парни с завидным постоянством зовут на нем прокатиться. Так вот, катамаран похож на два банана, связанные металлическим каркасом. Садитесь вы на него в позе наездника, берёте весло и гребёте.

На катамаране ясно чувствуешь, насколько важна командная работа. Вот один человек халтурит, а вас уже заносит в сторону. Мне «повезло» — я такие последствия должна была устранять. Именно сидящий в конце поворачивает катамаран или наоборот не даёт ему повернуться, удерживая весло. Ох, какие же синяки на бедрах я привезла из Карелии благодаря своему рулевому месту!

И не только синяки, и не только на бедрах. Комары и солнце сделали своё дело: уже к середине путешествия моё лицо было неприлично красным и обгоревшим, а тело — обкусанным комарами с головы до пяток. Одежда пропахла костром до последней нитки, волосы заскучали по шампуню и фену, а ноги уже даже привыкли к постоянно мокрым неопреновым носкам. И это было прекрасное время.

Одежда пропахла костром до последней нитки, волосы заскучали по шампуню и фену, а ноги уже даже привыкли к постоянно мокрым неопреновым носкам. Это было прекрасное время Люба Пушкарская

Вырваться из западни городских будней — бесценное чувство. Ты будто сам себя испытываешь. Ну что, сможешь неделю в палатках без техники, электричества, текущей из крана воды, микроволновок, магазинов через дорогу и мягкой постели? Неделю просыпаться под звук половника, бьющегося об крышку кана — знака, что утренняя каша уже ждёт? А сама завтрак приготовишь на двенадцать человек, при этом ничего не спалив? А костёр разведёшь, палатку разложишь? А катамаран перевернёшь — прямо в воде, командой, дважды с головой погрузившись в воду? Не похоже на тепличную жизнь в квартире. Ни капли.

Именно тогда, глядя вперед на возвышающиеся до небес сосны, понимаешь, что всё не важно Люба Пушкарская

Ту неделю ни с чем не сравнить. Именно тогда, глядя вперед на возвышающиеся до небес сосны, понимаешь, что всё не важно. Твои заботы, мелкие ссоры и недомолвки, оставленные дела и надвигающиеся дедлайны. В масштабах Вселенной есть Карелия, Шуя и сосны. Они были здесь и останутся после — конечно, если человек не решит сменить позицию наблюдателя.

Есть кристальная река, бесконечные сосны и ты. И если один раз окажешься в этих местах, не сомневайся — твоя часть навсегда останется там. Между тлеющим костром, столетней сосной и шумящим порогом.

Материал подготовлен организатором Волгоградского научного кафе — Любой Пушкарской